?

Log in

No account? Create an account
Борж-Жюрнал (I-net ver.) [entries|archive|friends|userinfo]
Быдла в костюме

[ website | ФотоВолкер ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Картина. Большая. Недорогая. [Mar. 9th, 2007|04:48 pm]
Быдла в костюме
В рамках культурно-образовательной программы, вчера посетил Русский музей.
Лишний раз убедился, что искусство я понимать так и не научился. Гражданин Врубель меня не прельщает ничем. Ну вообще ничем. Так же как и Малевич с компанией. Могу лишь быдловато ухмыльнуться по поводу "развели, развели на бабло! Бабосов заколотили в легкую"
Зато Шишкина люблю. И Васнецова. И Репина с Куинджи.
Я вообще в Русский музей хожу с некой периодичностью. Все жду, когда в своем восприятии дорасту до понимания некоторых произведений  т.н. искусства. Видимо не расту. Год из года не меняется восприятие.
Быдло, хули.
LinkReply

Comments:
From: lechoix
2007-03-09 03:33 pm (UTC)

Извините за обширную цитату.

– Вы верно сказали: он был вралем.
– Да, – подтвердил я, возвращаясь на место и усаживаясь. – Но вралем гениальным. Где другие ограничились бы плагиатом, он выстроил целый мир, и мир этот стоит до сей поры... «Человек не крадет, он завоевывает, – любил повторять Дюма. – Каждую завоеванную провинцию он присоединяет к своей империи: навязывает ей свои законы, населяет темами и персонажами, распространяет там свое влияние... » В данном случае история Франции стала для него золотой жилой. Он проделал неслыханный трюк: почтительно сохранил раму и подменил саму картину – то есть без малейших колебаний разграбил открытую им сокровищницу... Главных действующих лиц Дюма превращает во второстепенных, скромных статистов – в героев первого плана, много страниц отдает описанию событий, которым в исторических хрониках посвящена пара строк... Никакого договора о дружбе д'Артаньян и его товарищи никогда не заключали – хотя бы потому, что друг друга не знали... Не было никакого графа де Ла Фер. Вернее, их было много, но ни один не носил имени Атос. Правда, Атос существовал, и звали его Арман де Силлек д'Атос, а умер он от раны, полученной на дуэли, еще до того, как д'Артаньян вступил в ряды королевских мушкетеров... Арамис – это Анри де Арамитц, дворянин, светский аббат в сенешальстве Олорон, зачисленный в тысяча шестьсот сороковом году в мушкетерскую роту, которой командовал его дядя. В конце жизни он удалился в свои владения вместе с женой и четырьмя детьми. Что касается Портоса...
– Вы хотите сказать, что был и некий Портос?
– Был. Звали его Исаак де Порто, и он не мог не знать Арамиса, или Арамитца, потому что стал мушкетером всего на три года позже, чем тот, в тысяча шестьсот сорок третьем. Известно только, что умер он до срока, и, наверно, причиной тому стала болезнь, война или дуэль, как у Атоса.
Корсо слушал, постукивая пальцами по «Мемуарам д'Артаньяна», потом тряхнул головой и улыбнулся.
– Ну а теперь вы скажете, что существовала и некая миледи...
– Именно. Но звали ее вовсе не Анна де Бейль, и она не была леди Винтер. И на плече у нее не было никакой лилии, хотя агентом Ришелье она и в самом деле являлась. Да, некая графиня де Карлейль и вправду украла на балу алмазные подвески у герцога Бекингэма. И не смотрите на меня так! Об этом рассказал в своих «Мемуарах» Ларошфуко8. А Ларошфуко слыл человеком очень серьезным и заслуживающим доверия.
Корсо глядел на меня во все глаза. Он был не из тех, кого можно легко чем-то поразить, особенно когда речь шла о книгах; но услышанное явно ошеломило его. Позднее, узнав Корсо лучше, я задумался: а было ли его тогдашнее изумление искренним, или он пустил в ход очередной профессиональный трюк, разыграл передо мной хитроумную комедию? Теперь, после того как все закончилось, у меня не осталось и тени сомнения: я был для Корсо источником информации, и он меня обрабатывал.
– Все это очень интересно, – сказал он.
– Если вы отправитесь в Париж, Репленже расскажет вам гораздо больше моего. – Я глянул на рукопись, все еще лежащую на столе. – Хотя я не уверен, что расходы на поездку оправдают себя... Сколько может стоить эта глава при нынешних ценах?
Он снова принялся грызть ластик на конце карандаша, изображая скептицизм:
– Немного. На самом деле я поеду туда по другому делу.
Я улыбнулся грустной и понимающей улыбкой. Ведь все, чем владею я сам, вся моя скудная собственность – это «Дон Кихот» Ибарры9 и «фольксваген». Надо ли пояснять, что автомобиль обошелся мне дороже книги.
– Догадываюсь, о чем речь, – сказал я.
Корсо скорчил гримасу – что-то вроде кислого смирения, – и при этом стали видны его кроличьи зубы.
– Да, и так будет продолжаться до тех пор, пока Ван Гог и Пикассо не встанут у японцев поперек горла, – заметил он, – тогда они начнут вкладывать деньги исключительно в редкие книги.

http://fictionbook.ru/ru/author/peres_reverte_arturo/klub_dyuma_ili_ten_rishele/

Это я к тому, что лишен ты интелигенцкой гнильцы-то!
Гнильцы, заставляющей названных ентелехентов восторгаться вещами, которые восторга в принципе не заслуживают...
(Reply) (Thread)