July 7th, 2004

(no subject)

Темнота. Непроглядная. Вязкая и липкая, оставляющая на щеках ощущение тоски и страха...
Потом пришла боль. Боль, которая пронзает не тело, а душу. Боль, которую не описать. Твое сознание отдирают от того, что ты раньше считал телом. Отдирают от этой оболочки,  которая не выдерживает и расползается в кровавую жижу. Лопаются и вытекают глазные яблоки, растекаясь по щекам, которые вскипают взрывающимися волдырями. Кожа с лица опадает ошметками, которые не успевают долететь до земли, сгорая и рассыпаясь зловонным дымом. Кости трескаются и вылезают белоснежными осколками  через остатки мышц и еще живые части твоей тюрьмы, в которой ты вынужден был терзаться с самого рождения. Тебя, раскаленным прутом, вбитым в горло, чтобы ты не мог даже кричать, выталкивают из этого мира.
Ты глядишь со стороны на бывшее свое тело,  которое сейчас похоже на  кучу красного, вздрагивающего желе, перевитого нервными окончаниями, в котором осталась лишь способность чувствовать боль. Ты глядишь и понимаешь, что обрел Истинную Свободу от которой не спастись нигде. И вместе с осознанием этого факта в тебе рождается стон. Не тот звук, который издавали бывшие твои голосовые связки, а ту вибрацию Пространства, которая отзывается в самом удаленном уголке всего сущего. Стон твоего сознания нарастает, звенит, и несется в ничто, вверчиваясь в слои Реальности, как игла, пронзая их один за одним. Эманации боли и страдания, из которых состоит твое Я, разрывают связи мироздания. Гаснут и вновь загораются звезды, закипают реки, и осыпаются невесомой пылью хребты Великих гор. Всё отзывается на последний крик твоей возрождающейся сущности, и ты понимаешь, что обречен на вечные скитания в этой серой пустоте, которой нет названия ни в одном человеческом языке...