April 19th, 2010

(no subject)

верно подмечено кем-то из сподвижников, мол когда всё хорошо у человека - писать в ЖЖ он не будет.
Пороки бурной молодости постучали в дверь.
Внезапно, оказался оказался в госпитальной палате. Ну, бОльшей частью себя.
Началось же всё с визита выездного целителя-иллюзиониста, который с порога меня приветствовал благородным ароматом армянского коньяка, а я его словами: Объяли меня болезни смертные, муки адские постигли меня; я встретил тесноту и скорбь. Для пущего театрального эффекту - затряс кудлатой башкой в рыданиях.
Результатом этого выступления стала погрузка меня в багажник самобеглой коляски и доставка в лечебно-исправительное учреждение, где я предстал перед медицинским персоналом, сиротливо переминаясь с ноги на ногу, утирая сопли ушанкой и теребя котомку с ржаными сухарями.
Суровый профессор, посмотрел на меня сквозь чеховское пенсне и высказал приговор - Резать. Студентки-практикантки в углу ахнули и взволнованно зашушукались.
Я, взрощенный на просмотре цветного телесериала доктор Хаус - вначале слегка опешил от скоропостижности диагноза. Мол как так? А где анализы, где МРТ, а на кресле госпитальном покатать меня по коридорам, пока я скрюченный внезапным недугом буду зорко подглядывать, куда медсестра прячет ключ от шкафа с препаратами группы А. Нет, разошлись мечтания с реальностью. Немощного инвалида раздели, обрили местами и швырнули на операционный стол. Очнулся я возле попискивающего аппарата, недосчитавшись некоторых органов. Хотя за почку обещали заплатить отдельно.
По итогам - нет ни одной годной медсестры в пределах видимости. Я добр и весел, когда медикаменты срабатывают. Медперсонал поначалу даже обалдел от моих необоснованных претензий на выздоровление, но я их переубедил. Некогда красивое, благородное лицо обросло и помрачнело так, что нохчи уже стали ко мне по-чеченски обращаться. Доктор пообещал уже завтра вышвырнуть меня из гостеприимных стен богадельни и посоветовал прогулки на свежем воздухе.