Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

serpia

Музей деревянного зодчества: И еще раз о чистоте.

Как я уже упоминал, в армии любят чистоту. Мне тоже нравилась армейская чистота, пока я не понял, кто ее поддерживает. Кстати, для тех кто не в курсе, - порядок в окружающей реальности наводится один раз в неделю, в остальные дни он поддерживается.
Я на поддержание чистоты на запасной лестнице, зачастую, забивал, а вот Липусу с СЮА приходилось проводить ежевечернее измывательство второго этажа. Причем на зеленом линолеуме очень отчетливо виделись грязные разводы от мокрой швабры, поэтому возникала необходимость протирать всю взлетку сухой тряпкой. Геморрой на целый час.
Я не мог спокойно смотреть на такое нерациональное расходование времени и сил, поэтому предложил идею автоматизации данного процесса. Идея пришлась Липусу по душе. Как показала практика, от этой идеи душа сильно заболела.
Суть моего рационализаторского предложения была проста, как мычание: на пол разбрызгивалось ведро воды, после чего брался старый матрас, разрезался напополам и на полученный ватно-тканевый квадратик ставился насыпной несгораемый сейф. Все это сооружение тащилось двумя солдатскими силами вдоль по коридору за веревку. Два прохода туда-обратно и пол вымыт. Занимает вся операция 5-7 минут. Замечательное изобретение, в очень армейском стиле. Сущность Вооруженных Сил отражает, как ни что иное. Был, правда, один недостаток - сейф был тяжелый, килограмм 90-100, но вдвоем очень даже таскабельный, поэтому этот минус с лихвой перекрывался оставшимися плюсами.
Счастье длилось недолго…
Может вы мне сможете объяснить, как, совершая прямолинейные поступательные движения, можно случайно(!!!) уронить 100-килограммовый сейф на лестницу? Как? Я этого не мог понять тогда, и могу понять до сих пор. Может они и лестницу хотели помыть таким способом?
Короче, так или иначе, но два военных долбоеба умудрились столкнуть сейф на лестницу. Железный ящик, весящий один центнер, может наделать много шума, особенно, когда катится вниз по ступенькам. Повреждений он тоже способен нанести немало.
Дежурный, проснувшийся от жуткого грохота увидел впечатляющую картину: медленно перекатываясь и методично кроша в цементную пыль ступеньки, по лестнице шагал сейф. Докатившись до межэтажного пролета, вместилище ценных документов выбило стекло и вместе с рамой и решеткой ушло на улицу…
Мы все экстренно обросли пиздюлями от дежурного.
Стекло вставили, решетку прикрутили на место проволокой, сейф, силами семи человек затащили обратно на второй этаж. Оставалась проблема с лестницей: ступеньки были основательно разбиты. Липус и СЮА озадаченно пялились на выщербленный пол и думали, где взять цемент. Я им посоветовал залепить дыры пластилином, сверху накрыть ковровой дорожкой, а на выходных найти цемент и все заделать по-человечески. Они так и сделали.
Утром у дежурного было дежавю. Только в роли катящегося сейфа выступал командир части, который поднимаясь на второй этаж, наступил на пластилиновую ступеньку, подвернул ногу и от души навернулся с лестницы, сопровождая полет командирским матом из командирского рта…
Мы все повторно обросли пиздюлями.

Музей деревянного зодчества: Липус и очок.

Как я уже говорил, в армии должно быть чисто. И чистота это поддерживается усилиями личного состава в нашем лице. Срок службы тут значения не имеет, поэтому мы все, отслужив по полтора года, дружно мыли полы. Территория была поделена на части, мне досталась запасная лестница, а вот Липусу с СЮА – весь второй этаж. Лестницу можно было просто подметать раз в неделю, а вот второй этаж приходилось мыть ежедневно.
Так или иначе, но если с мытьем полов мы еще как-то мирились, то драить сортир – это было уже совсем западло. Соответственно, через некоторое время, садиться на унитаз было совсем страшно. Выглядел он малопривлекательно, я бы даже сказал – совсем отвратно. Ну это и понятно, в него ведь срали ежедневно.
И вот, однажды, комбриг заглянул в дабл и увидел малопривлекательную картинку – засранное очко, ужасное в своей неприглядности.
Гнев его был страшен и я не знаю, что бы он нам сказал и что бы он с нами сделал, если бы на его полковничьи глаза не попал Липус, который шел из кочегарки, где мирно спал два часа после завтрака, и поэтому еще не совсем соображал где он и что тут вообще.
-Липчанскый, подь сюда. – Промолвил комбриг медовым голосом.
Липус за всю службу не услышавший ласкового слова от отцов-командиров, моментально материализовался рядом с полковничьими погонами, при этом приняв такой умильный вид, что будь у него хвост, то он им начал бы неистово вилять…
Его надежды разбились как яйца об дверь. Командир схватил товарища сержанта за шиворот и затащил в туалет. Дверь приглушила звук, но весь штаб слышал, как Полковник дает указания. Явственно различалась фраза: «Чтобы этот срач бездонный, к утру сиял, как у кота яйца!!!»
Липус получив указания приуныл, потому как в унитазе, представляющем собой чугунное семидесятикилограммовое страшилище, покрытое эмалью, можно было безрезультатно утопить «туалетного утенка», «Доместос», тетю Асю и еще много бытовой химической продукции.
Липус пришел просить совета.
Зря.
Я посоветовал ему пойти к механикам в парк техники и попросить щелочи, которую хуйнуть унитаз и подождать до утра. (После удачной покраски камуфляжа, я искренне возлюбил слово «хуйнуть»)
Липус пошел в парк и попросил чего-нибудь едкого. Ему в обмен на пачку сигарет выдали полуторалитровую бутыль с азотной кислотой, и посоветовали быть поосторожнее. Липус был предельно осторожен. Он открыл бутылку, понюхал, чихнул, прослезился и равномерно хуйнул содержимое в толчок. Менделеев бля…
К утру, с унитаза облезла вся грязь Заодно с эмалью. Зрелище было еще то. У меня появилась устойчивая мысль, что если бы унитаз мог уцелеть в ядерной войне, то выглядел бы он именно так и никак иначе. Воистину страшное зрелище. Черный чугун, остатки эмали и дерьма, на участках, куда кислота не попала, и жуткие испарения. Туалет можно было забивать досками. Надолго. Лучше даже навсегда.
Потом мы получили пиздюлей по всему телу от командира, рожали в муках новый унитаз, ставили его. Причем на беременность и роды было отведено три дня.
Справились.

Музей деревянного зодчества: О бирках.

По всем армейским канонам, в армии должно быть чисто. А также параллельно, перпендикулярно, единообразно, подстрижено, покрашено, посыпано песком и навешена бирка, не допускающая двоякого толкования предмета. Бирки в армии – это особый разговор. Бирки висят на всем. Если бирку нельзя приклеить, пришить, прибить гвоздями или прикрутить проволокой, значит она должна быть нанесена несмываемой краской, но обязательно через трафарет. Чтобы было ровно и одинаково. Бирки бывают всяческих размеров и форматов, но обязательно эти размеры и форматы должны соответствовать уставу. В уставе написано про все. А что не написано, то обязательно намекнуто. Учитесь читать и понимать между строк.
Есть замечательная бирка – «220 В». Вешается она везде, где есть розетка, выключатель, включатель и любой другой прибор, который имеет хоть самое отдаленное отношение к электричеству и этим самым 220 вольтам. А еще есть бирки «Песок», «Уголь», «Огнетушитель», «Дежурный по части» (эта бирка висит у него на груди в виде специальной бляхи). Бирки вешаются на форму и амуницию. Без них солдату никак. Это иначе уже будет вовсе не армия. Вот и сидят защитники Родины, строгают фанерные прямоугольнички, зачищают их стеклышком и старательно выписывают на них свою фамилию. Прямоугольничков надо много, ведь у солдата есть саперная лопатка, фляжка, вещмешок, подсумок для патронов и еще очень много вещей, за которые его надо сделать ответственным. Чтобы не проебал он государственное военное имущество.
В столовой на кастрюлях писали «Первое», «Второе», «Только компот». Зачем писать на кастрюле «Только компот»? Почему не просто «Компот»? Наверное чтобы в этой кастрюле повар ненароком не помыл ноги. Хотя скорее всего положено – вот и писали.
По моим наблюдениям нужны еще были бирки на сапоги «Правый» и «Левый». Чтобы не перепутать, потому что иногда сапоги выдавали со склада абсолютно бесформенными. И не различить их совершенно. Бывали, правда, нередкие случаи, когда солдату выдавали два левых сапога. Или один - левый 44 размера, а второй – правый, но 41. И бегал несчастный боец по казарме, искал, кому же повезло вместе с ним, но чтобы наоборот. Чтобы поменяться можно было. Причем, зачастую, не находил свою пару. Ведь раздача сапог – это лотерея, кому-то повезло, а кому-то и нет. Вот для этого и нужны бирки, чтобы порядок был и однообразие. Без этого солдат не ощутит всеобщего армейского братства и своей значимой роли в деле защиты Отечества.